Книги - Империи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книги - Империи » Полигон. Поэзия » Еленины стихи


Еленины стихи

Сообщений 101 страница 116 из 116

101

* * * (ДВЕ ПОДРУГИ)
Твои мечты сбывались у других.
И что с того? Нет повода для ссоры.
Тебе ж, Полинка, путь прямой во ВГИК…
Ну ладно, не в актрисы – в режиссеры.

Мои мечты сбывались – да не так.
И лопались – ведь рвется там, где тонко.
Мне б сесть мехводом в сильный, верный танк.
А я опять седлаю «жигуленка».

Лечу к тебе. Не сходится отчет –
ну что же, вместе как-нибудь да сладим.
А коль меня вот так же припечет –
примчишься ты. Плевать, что день украден,

плевать, что там и тут – куриный смех:
ну как живется на бобах Ирише?
Мы друг для друга – истинный успех.
А прочие… завидуйте потише!

+1

102

РАЗЛИВ
(МОНОЛОГ ЗАЙЦА)
Разлив – предвестье вешней нови,
сельпо на дальнем берегу.
Туда завозят разливное…
А ну, братан, готовь слегу.

Коль есть слега – не надо весел,
не надо думать о руле…
Мы в карусели ярких весен
умеем жить навеселе,

назло погоде-непогоде,
как исстари заведено.
Разлив могуч и многоводен,
но есть у каждого бревно.

Вперед, вперед, за окаем!
(Я пошутил – тут метров двадцать!)
Мы ладным строем поплывем…
Эй, в арьергарде! Не сдаваться!

Работай, не жалея сил!
Вчера Косой мне нагрубил,
теперь заплатит вечным налом…
Он Измерителем Глубин
навек останется в анналах!
(Затерто в скобках: «Гадом был!»)

Кто знает, может быть, и мне
придет черед, с бревна сползая,
восплакать к дедушке Мазаю…
Но я пока что НА БРЕВНЕ!

+1

103

Цинни написал(а):

Вперед, вперед, за окаем!

Сперва не поняла, почему "заОкаем" написано раздельно, и зачем окать. Потом поняла - не "заокаем", а "за окаЁм", от слова "каёмка". Посмеялась над собой, спасибо!
И всё равно - зайцев жалко! Мазаев на них не напастись  :(

0

104

О, да, Мазаи во все времена в дефиците ))))
Спасибо!

+1

105

http://forumupload.ru/uploads/0014/a0/14/2/t141944.jpg

+3

106

Экстрасенсорный роман
(Венок сонетов)

Ключ
Ты изгонял недуги и чертей,
Ты заряжал первач одним касаньем,
Ты оптом продавал его, тазами,
Колдун с дипломом, с понтом чародей.

Изведал тайны всяких мантр и чакр,
Гадал с успехом на кофейной гуще.
Одной ногой стоял уже в грядущем –
И на шпагат однажды сел… смельчак.

Ты от меня все ждал рукоплесканий…
Я догадалась, что не мед в стакане,
Из коего ты с наслажденьем пьешь.

Узнала заодно судьбу и рок твой
И научилась смешивать декокты.
Теперь в моем стакане – лучший «ерш»!

I
Ты изгонял недуги и чертей,
Шептал на виски, нервно дул на воду,
А нынче на огонь бубнишь чего-то…
А я на кухне у плиты потей?!

Готовь тебе котлеты и борщи,
Вари в котле вонючие декокты,
Лечи от параной – а я не доктор –
Да барабашку для тебя ищи

По сделанным тобой же описаньям,
Мол, безоар он свистнул со стола.
Но лишь твою заначку я нашла

И пару фоток с шабаша в Рязани.
Ого, какие там творил дела! –
Ты заряжал первач одним касаньем.

II
Ты заряжал первач одним касаньем
И кошку левитировал на клен.
Магистр – и тот был очень впечатлен.
И получил ты звание «Сусанин»

За то, что заблудился в горсаду,
В компании с тобой – четыре рыла.
Я так гордилась! Я тебя любила.
Любила, дура, – на свою беду!

А ты-то, грешный, люди рассказали,
С красоткой ведьмой звезды изучал,
С ней запирался в спальне при свечах…

Ко мне вернулся – тени под глазами,
В руках – рецепт «Бессмертного луча»…
Ты оптом продавал его, тазами!

III
Ты оптом продавал его, тазами –
Оправданный патентом эликсир,
Который серой мерзостно разил.
Завел на бойком месте, на вокзале,

Ларек с названьем броским – «Третий глаз».
За волшебство платили пошлым налом.
Тебя за кражу ведьма проклинала.
А ты смеялся. И она сдалась.

И нагло напросилась в компаньоны,
Дала рецепт бурды из шампиньонов –
Мол, выпей и немножко пропотей,

И укрепись, а то совсем зеленый.
Ты – чудо! Здравым смыслом обделенный
Колдун с дипломом, с понтом чародей.

IV
Колдун с дипломом, с понтом чародей
Носил одежду самых модных брендов
И порчу наводил на конкурентов.
Тебе-то что? Испортил – да балдей!

А я не устояла на ногах
И подружилась вмиг с полярным лисом…
Не встану никогда под тем карнизом,
Который закрепил ты кое-как!

Прониклась я до самых до поджилок,
Сковородой тебя отворожила,
От страха преизрядно осерчав.

Ну да, конечно, в быте я погрязла.
А ты над ним вознесся не напрасно –
Изведал тайны всяких мантр и чакр.

V
Изведал тайны всяких мантр и чакр,
Биополей… Завел оккультный форум,
Всем помогал душевным разговором,
Брал гонорар… увы, не мелочась.

Скопил себе на новый «Шевроле»,
Подружке-ведьме – на жакет песцовый.
А мне? Бесстыдник, где мои обновы?!
Я о тебе, повесе и врале,

Рассказывала: как ты смел и крут!
Космический, почти что всемогущий!
А ты – один из множества иуд.

Мечтал о персональных райских кущах
И, спрятав совесть в уголок, под спуд,
Гадал с успехом на кофейной гуще.

VI
Гадал с успехом на кофейной гуще,
Изображал прозренье, транс, аффект,
Но кофе был отнюдь не «Нескафе»
(А я страдала – что ж тебя так плющит?)

Ты жег в квартире травы и сандал,
И заодно спалил зачем-то кактус.
И призраки тебя терпели как-то –
Ты с ними десять раз на дню болтал.

А рыбку загубил ужасный гнет –
В желаньях ты под стать старухе злющей.
Никто нам золотую не вернет.

Бедняжке был ничтожный срок отпущен.
Лишь ты за всех решал проблемы влет,
Одной ногой стоял уже в грядущем.

VII
Одной ногой стоял уже в грядущем,
Другой – в Средневековье… влез так влез!
Ты видел удивительных существ,
Каких не встретишь в Беловежской Пуще.

Они в тела вселялись, жрали плоть,
Ножовки – пасти, когти – арматура,
И чавкали, наверно, некультурно.
Но ты-то ведал, как их побороть.

Ты нажимал невидимый рычаг –
И тварь очередную забирала
Изнаночная сторона астрала.

Ты бил по стенам – закрывал порталы.
Ты изощрялся – гонорар немалый!
И на шпагат однажды сел… смельчак.

VIII
И на шпагат однажды сел… смельчак.
Ты был не самым ловким акробатом.
Не мантру выдал – высказался матом,
И выглядел ты словно кур во щах.

Ты исступленно жаловался мне –
Пенял на конкурентов беспардонных.
Бездонная тоска, сомнений тонны,
А после – две лицензии в огне.

Кричал ты, что унижен и разбит.
«Заброшу все, пускай навеки канет,
Уеду в Шаолинь, подамся в скит!..»

…Угу, тебя потащат на аркане,
А может, напряжется личный гид…
Ты от меня все ждал рукоплесканий.

IX
Ты от меня все ждал рукоплесканий,
Ну а играл, к несчастью, как статист.
Лениво догорал последний лист,
И даже тени беспардонно лгали.

Они, мол, жуть, кто видит – не уснет
И простоит всю ночь, как в карауле.
…А я твоих дизайнерских горгулий
Давно уже использую как гнет.

Претензий нет у них, ведь обе – камень.
Мою капусту сторожат, пока не
Дозреет блюдо, испуская сок.

Я их взяла со всеми потрохами.
А ты… внезапно дикий стон исторг!
Я догадалась, что не мед в стакане.

X
Я догадалась, что не мед в стакане,
А «Кровь вампира»… Тоже не кисель.
Так вот с чего ты этак окосел,
Что начал разговаривать стихами!

И оживить пытался колобка,
Которого из мякиша скатал ты.
Увы, твой подвиг не восславят скальды,
Ведь у тебя не вышло нифига.

Хотел до дна мои ты выпить силы.
О, я едва тебя не укусила –
Озлилась на беспомощный грабеж.

Да, я змея! А ты – не чудо-юдо?
Не льсти себе – не стану я сосудом,
Из коего ты с наслажденьем пьешь.

XI
Из коего ты с наслажденьем пьешь.
О, я тебя как следует узнала,
Неандертальца, варвара, вандала!
Бестрепетно вонзишь мне в сердце нож,

Лишь потому, что кровь четвертой группы
Понадобилась срочно в эликсир…
…А улыбаться кто тебя просил?!
Ах, эти губы, чувственные губы!..

Едва замаскированный порок.
Торс рыцаря. Ажурный свитерок.
Не ведьма подарила свитерок-то?

И тут меня внезапно проняло:
Увидела я все твое нутро.
Узнала заодно судьбу и рок твой.

XII
Узнала я судьбу твою и рок твой:
Ты в чувствах, да и на руку нечист,
Но все ж не стопроцентный аферист,
А голубой воришка, мальчик робкий.

Ты из себя выдавливал раба,
А заодно прибил старушку совесть.
К судьбе неординарной изготовясь,
Ты позабыл – фортуна-то слепа!

А женский гнев – он стопроцентно зряч.
Знакомы будем, жертва: я – палач.
Простите, не нашлось пурпурной кофты.

Ты отдал все… ну, в смысле, ноутбук,
Пожала я плоды твоих наук
И научилась смешивать декокты.

XIII
И научилась смешивать декокты,
И практику, конечно, завела.
Пришла мадам: «Приворожи козла!»
Ну, я приворожу, а есть ли прок-то?

Ну правда, нафига ломать комедь?
Мы, бабы, – не пастушки, а богини!
Сама живу вот без козла отныне –
И стану я счастливейшей из ведьм!

Помолодела я, свела веснушки
И дело начала с твоей подружкой,
Совместный центр «Прозрение» – даешь!

А практика больша-ая-пребольшая…
Мы вместе пьем – тебя не приглашаем.
Теперь в моем бокале – лучший «ерш»!

XIV
Теперь в моем бокале – лучший «ерш».
Купила «ройс», манто из горностая.
Вправляю чакры, ауру латаю.
Взяла в контору двух гипнотизерш

И одного потомственного йога
(хотя по документам он туркмен).
Ах, карпе дием! – я ловлю момент.
Быть ведьмой, я признаюсь вам, неплохо.

Что ж, у меня полным-полно идей:
Газета «Ковен ведьм», на Мальте вилла,
Телепроект для магов всех мастей…

…Я отомстила. Я к тебе остыла.
Но вспомнится порою, как, мой милый,
Ты изгонял недуги и чертей…

Отредактировано Цинни (2020-09-12 17:46:51)

+2

107

Хороший сонет!
Только за Сусанина немного обидно: он, если верить легенде, ВРАГОВ завёл в чащу. Герой.
А в горсаду самого себя заблудить - это, как говорил наш учитель Арон Иванович, "географический кретинизм и таких нужно стерилизовать, чтобы остановить процесс кретинизации человечества"

+1

108

* * *
Под ливнем мокнет яркий теремок.
Земля набухла, пробужденно дышит.
Умаялись, увязли до лодыжек,
но в сказку путь нашли – медведь помог,
Потап Иваныч, здешний проводник,
всезнающий, хоть нет в глуши вай-фая.
Из-под корней березы бьет родник,
и сразу ясно – в нем вода живая.
Склонись, несуетливо зачерпни,
испей – ну вот и все, теперь ты здешний.
Стряхни сомненья – будто пыль с одежды.
Ступай вперед, на добрые огни.
Не беспокойся – мол, тебя не ждут.
Все будет в лучшем виде, в местном вкусе,
как водится в отеле «У Ягуси».
Гостей незваных не случалось тут,
она глаза им отведет. Отвадит
заморских фей. Недобрых молодцов
не пустит в лес – не то что на крыльцо.
Горячий ужин, пышные кровати –
таким, как мы – первопроходцам троп
не к злату-серебру – к простому чуду,
кто прост и сам, да только сердцем чуток
и знает, знает – сказки не сироп,
а звонкая весенняя вода,
певучий дождь, весенний летний ливень.
Ступай вперед. Ступай несуетливо.
В хрустальный свет. В тесовые врата.

Отредактировано Цинни (2021-05-11 15:14:49)

+1

109

Сфинкс. Встреча с Домом
(по роману М. Петросян «Дом, в котором…»)

Дом. Щербатая черепица.
Поседевший, замшелый шифер.
Изнутри Дом навеки вымер.
Но над крышей все те же птицы.
Те же птицы. Все ниже и ниже, достанешь рукой…
только если рука – живая…
Серый Дом, я принес тебе свой непокой.

Ты глядишь на меня, дверь насмешливо разевая:
дескать, знал, что придешь, ведал,
принесешь мне свои беды –
защити, обогрей, пожалей.
Ну куда же без костылей,
без опоры? хоть ты не лоза,
но – не камень.
Это черная полоса.
Ты, дитя, никого не бросал –
не такими руками.
Не беги от себя, не беги.
Верь в свой выбор – тяжелый выбор.
Вы расстались не как враги,
ни один из Стаи не выбыл.
Приходи. Ты по-прежнему свой.
Не беда, что мой век окончен.

И лежит в руке неживой
яркий маленький колокольчик.

0

110

TV-балдеж
Гуру закордонного разлива,
плуты, профессура кислых щей
тычут в грешных пальцами глумливо,
объясняют сирым суть вещей.
Движемся ни шатко и ни валко
к выходным… похавал – и балдей!
Скалится гламурная гадалка,
кормит наших внутренних чертей.
Без огня, воды, без трубной меди
псевдожизнь испытывает нас:
шоу болтунов, воскресный транс
и пилюли дедовских комедий,
мелодрамы – чуждые миры
благородно-страстных богатеев…
Мы балдеем. Слышите – бал-де-ем!
Игры… Мы, как прежде, – вне игры.
Побалдеть, вздремнуть, опять похавать…
Триллер, хоррор, заэкранный ад…
Передых рекламных кофе-пауз…
Ставит нам диагноз доктор Хаус,
только он, увы, не психиатр.
К цифровым идейкам за копейки –
жвачка, пиво, чипсы и попкорн.
Сто программ – сплошные «Побалдейки»…
Понедельник – будто бы укор.

+1

111

* * *
Гомоните, гуманисты,
врите в рифму, краснобаи,
прыгай ревностно, нечистый.
Обскакали, оболгали,
прогремели «европейцы»
азиатчиной угрюмой,
прижигают раны перцем,
продают куму да кума,
продают сестру да брата,
сыновей столкнули лбами.
Ложной памятью богаты,
бойко хвалятся горбами,
крестятся на гастрономы,
на соседей смотрят чванно.
Слава веку жестяному,
позабывшим все Иванам!
И прогресс не за горами,
и расцвет вам уготован…
В главной роли в новой драме
выступает вечный клоун.

+1

112

* * *
Все на поверку очень просто:
живи – дерзая и глупя.
А сложные вопросы – просо –
отдай дворовым голубям.
Все нипочем лукавцам сизым,
что им какая-то печаль?
А повседневность – это вызов.
Не трусь, не медли – отвечай.
Король – и тот бывает голым,
чего ж стыдиться голытьбе,
стенать о доле и судьбе?
В твоем гербе – дворовый голубь,
похожий чем-то на жако.
Герб – на оберточной бумаге.
Мы – не дворяне, мы – дворняги.
Все лучезарно и легко.

+1

113

* * *
Девочке смешно и одиноко.
Глобус на резиночке – йо-йо.
Слезы? Ну и что, ведь не потоком.
Угол есть – ну да, свое жилье.
Солнца нынче нет – и дождь не льет.
Не прославят девочку в печати,
не покажут мельком на TV,
принц ее по-прежнему не в чате…
Полно, горемыка, не реви.
А не то соседей ждет протечка,
не накликай новую беду.
Девочка, игрушку и сердечко
подари не принцу, а шуту.
Он достоин, верь, такого дара.
Девочка, смелей! Довольно драм!
Он возьмет отцовскую гитару,
Вы вдвоем пойдете по дворам.
Ты узнаешь – он поэт неслабый
и для всех окрестных – парень свой.
Не лукавь, дитя, ты хочешь славы.
Просто пой, мой светик, просто пой.

+1

114

Тот, который молчал
Он был по-страусиному высок
и черно-бел – бесцветен и параден.
Он часто прятал голову в песок,
а мысли замуровывал в тетради,
ну а тетрадь… все верно, под замок.
Живите, строфы. Но – как можно тише.
Не вышел.
Не сказал.
Не превозмог.
Тайком глядел на уличных вождишек,
прижухнув за щитами пыльных штор.
Жил на четвертом – будто бы в подвале.
На улицах орали: «Завтра шторм».
На улицах кого-то убивали.
Он разбирал, как старый шахматист:
Тот съел того, тот этому потрафил.
Он утешал себя, что сердцем чист
и выше всех злодейств и эпитафий.
Не убежал – и ты уже распят,
не спрятался – и ты с петлей на шее.
Коль дешевеет кровь – не до свершений.
…Но в кровь его вливали трупный яд.
Сбоило сердце – рыхлый, блеклый ком,
топтали сердце ноги пьяной швали.
Он погибал… все верно, под замком.
На улицах кого-то убивали.

+1

115

* * *
Не город – городишко:
вокзал, базар и школа.
Девчоночки в пальтишках
китайских. В долгополых,
похожих на салопы
линялых шубах тетки.
«Одежда из Европы» –
синеет посередке
обшарпанных торговых
рядов. Зайти? Не надо?
В кармане – сто целковых,
последняя отрада.
В другом кармане – фига,
на сердце – серый камень.
Пора куда-то двигать
и шевелить мозгами,
не шляться в позапрошлых
веках, побитых молью.
Кисейная пороша.
Кисельное раздолье –
В пяти шагах от сквера,
от центра – в полусотне.
В душе все так же серо,
в душе все так же сонно,
и муторно, и мутно…
Но что-то нас связало.
Последние минуты.
Пешком бреду к вокзалу.

+1

116

* * *
Медом по сердцу, серпом по…
духом нищи,
но привыкли с помпой
именины сердца отмечать,
ну а может, просто тешить тело.
Мы из поколения волчат,
что росли без Балу, без Акелы –
в каждом дремлет маленький предатель.
Медленно ползем от даты к дате,
вяло ждем гостей, потом чертей
и выводим внутреннего черта.
Вроде бы парадны, но потерты.
Не спеши. Не силься. Не потей…
Мы не вышли ни умом, ни статью.
Есть у нас кумир и воспитатель –
самый крупный в стае бандерлог.
Учит нас неистовой браваде.
В пестрой череде собачьих свадеб
с волка-недоноска – шерсти клок
на гламурный воротник Табаки.
А шакал хохочет: «Эй, собаки!
Радуйтесь, что вы не на цепи!
Радуйтесь, судьбу благодарите!»
В ясном небе – надпись на санскрите:
«Уступил? Доверился? Терпи!»

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»



Вы здесь » Книги - Империи » Полигон. Поэзия » Еленины стихи