Книги - Империи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книги - Империи » Полигон. Поэзия » Еленины стихи


Еленины стихи

Сообщений 1 страница 50 из 98

1

Стихотворные отзывы на изданные книги цикла "Последняя песнь Акелы". От лица одного из героев, Троцкого.

* * *

Один смеется - горе не беда, -
Когда другие замирают в страхе.
А что нас держит? Может, три кита?
А может, три слона на черепахе?

А что нас держит? Мудрые слова?
А может быть, соленые словечки?
А может, взгляд? А может, синева?
Кого-то - миг, ну а кого-то - вечность.

А что нас держит? Многие долги?
А что нас держит? Малые печали?
А что нас держит? Новые враги,
Которых как друзей мы привечали.

А что нас держит? Странная стезя -
То облака, то звезды под ногами.
А что нас держит? Новые друзья,
Которых почитали мы врагами.

А что нас держит? Старые грехи
И молодых садов литые листья?
Нас держит то, что, страхам вопреки,
Мы выбираем путь покаменистей.

Дорогу выбираем, а не дом.
Всё - заново. Ну а печали - те же.
И всё-таки не завтра мы уйдем.
И не гадай, а что же нас удержит.

+1

2

* * *

Грядущее однажды станет прошлым,
Осыплется на землю снежной крошкой.
Однажды тихо ляжет на скрижали
Всё, что не сберегли, не удержали.

И всё, что сохраняли и копили,
Осядет в сундуках белёсой пылью,
И с каждым годом будут легковесней
Деяния, и радости, и песни.

Но бродят, бродят меж мирами души,
Что помнят не о прошлом - о грядущем,
Героев славных слабые потомки,
Идущие по лезвию, по кромке,

А может быть, бойцы второго шанса,
Судьба которых - вечно возвращаться,
Судьба которых - не избегнуть боя,
Судьба которых -
Созидать былое.

+1

3

* * *

Рыдая над придуманными бедами,
Запечатляя грезы на листках,
Боялись мы погибнуть невоспетыми,
А жили - как-то... нет - незнамо как.

Шуршали дни застиранно-цветастые
И стыли ночи - пепел и зола.
Но как-то раз судьба меня сграбастала,
За шиворот и зА сердце взяла.

Не повлекла меня путями росными,
А наградила дружеским пинком:
"Ступай живее!"
               И вдогонку бросила
Пригоршню новых песен и стихов.

+2

4

И снова по мотивам "Одиннадцатой Заповеди".
О Феликсе.

Вот – вырос. А хочется быть чьим-то маленьким,
пускай не тигренком, хотя бы котенком.
А жизнь – это крошечная комнатенка
Плюс Город, и небо, и звезды-проталинки.
Вверху и внизу начинаются весны.
Оттаешь чуть-чуть – одиночество дикое.
А хочется к людям. Хоть кем. Хоть мурлыкою…
Наверное, я не умею быть взрослым.

Никто не отыщет, ну хоть измяукайся.
Никто не предложит от грусти микстурку.
Непросто влезается в новую шкурку.
А муки – раз-два – обернутся науками.
Непросто держаться – потрескалась ветка.
Непросто довериться первому встречному.
Непросто в коте увидать человека.
Стократно сложнее
прожить человечно.

+3

5

Хорошие стихи нашей Цинни...
Перемещено в "Поэзию", потому как "должон быть порядок!"  :tomato:

0

6

КУКЛА

Это горе – ах, такая малость!
Что-то
почему-то вдруг во мне сломалось.
Штопай
кофточку, смешная мастерица.
Нитка
рвется. Твой папаша матерится.
Низко
реют облака – а все ж не птицы.
Вот он,
теплый день, когда опять родится
кто-то.
Тоже будет с мишкой или куклой
вместе…
У тебя глаза опять припухли.
Месяц
слез. Не много ли осталось?
Вроде
что-то у тебя внутри сломалось.
Бродит
слепо твой папаша по квартире,
вязнет
в мыслях, в хламе и в телеэфире.
Бязью
сломанную кнопку я прикрою.
Латкой.
Да, у кукол не бывает крови.
Сладко
тает шоколадная конфета.
Знобко.
Не окликнешь: «Мама!
Мама, где ты?»
Кнопка…
10.01.2015

+1

7

ОБ ОДИНОЧЕСТВЕ

Это всё – рутина и война
с безнадегой, скукой, равнодушьем.
Дней подбитых каменные тушки
не насытят прошлое сполна.
Но зато удобны для пращи.
Разлетятся – ну-ка поищи,
поброди по дебрям и болотам…
Повезло – тебя окликнул кто-то,
ласково, аж кругом голова.
Как брильянт, сверкает белый щебень.
И в многоголосый птичий щебет
радостно вплетается: «Ква-ква!»
Что ж, увы! Весь мир – подобье тира.
Удержи горячих слез поток
и скорей возьми ее в платок
(не беда, что он давно не стиран).
И опять – рутина и война,
дней подбитых каменные тушки…
Но в тебя лягушка влюблена.
У других-то нету и лягушки.
11.01.2015

+1

8

* * *
Я с дождями была не в ладу –
тут степное Замкадье, не Питер же.
Я ходила по вешнему льду,
а ледок-то возьми да и выдержи.

Ну а после – чего мне робеть?
А поди ж ты – до дрожи нахлынуло.
Глядь – с востока по летней тропе –
басурманские тени полынные.

А на запад – семь верст до небес,
всё лесами, лесами, чащобами…
К нам возили беду наразвес –
прогадали, на счетах прощелкали.

Ну а мы-то ни деньги, ни злость
не копили – раздали, рассеяли,
чтобы всякому счастье нашлось
в предосенние дни карусельные.

И Срединная Русь испокон
на сказанья и сказки небедная.
Вон, по лужам, покрытым ледком,
бродит девочка, бредит легендами.
14.01.2015

+1

9

* * *
Только лишь в сказках мораль безыскусно-строга,
всё остальное – тяп-ляп – анекдот подытожит:
ключик от сердца красотки висел на рогах –
бывший супруг их оставил на память в прихожей.

Сколько разбито сердец о высокий порог!
Сколько скелетов в зеркальном шкафу позабыто!
Но торжествует обычный житейский итог:
лучше посеять рога, чем откинуть копыта.
20.01.2015

+1

10

НОВОГОДНЕЕ
Здравствуй, тундра, Новый Год!
Здравствуй, год Овцы!
из тесовых из ворот
шествуют песцы.
Гордо топают вперед,
не ломают строй.
Их кормили целый год
явно не травой.
Их кормили плотью мглы,
страхом и молвой,
потому они круглы.
Хватит нам с лихвой,
да на триста шестьдесят…
Ладно, не вопи!
Слышь-ка: обочь лысый гад
затрындел про «пи»,
дескать, нам не страшен тать,
а наоборот,
если будем применять
этот вот подход.
Только ясно: мудрый план
гибнет на корню.
Щерит зубы атаман:
«Я т-те применю!
Хоть считай, хоть матом крой,
хоть упейся в пень,
мы – порядок и контроль,
ну а вы – толпень!»

Ломят следом за вождем…
Мы, сбледнув с лица,
всей толпенью белку ждем
покрупней песца.
21, 23.01.2015

+1

11

МЫ

А вот сиди теперь кумекай
(судьба строга, строка легка):
мы – дети ядерного века,
друзья полярного зверька.

Мы – дети камня, люди-глыбы
(вокруг – цемент, бетон, гранит).
Несчастен тот (судьбе спасибо),
кто нас посмеет уронить.

Мы – дети бронзы. Бронзовея,
возводим личный пьедестал.
На нем (чуть выше и правее)
«Превед, медвед!»  – скоблит вандал.

Мы – дети скромного железа.
Мы – от сохи. До микросхем.
Оно, как водится, полезно
(но, разумеется, не всем).

Мы – без изъятья, без изъяна
(строка крепка, башка легка).
У нас душа с приставкой «нано».
Но… не истаяла пока.

+1

12

ПОДРУГИ
Еще вчера у дней не знали дна
и друг для друга рисовали вазы.
Ну а теперь одна разведена,
другая – за год – замужем два раза.

Еще вчера вязали для щенят
забавные мохнатые куртяшки.
Ну а сейчас родителей бранят,
о будущем детей вздыхая тяжко.

Еще вчера придумывали быт,
где все красиво, сериально просто.
Теперь одну терзает быстропит,
а у второй в мечтах не розы – ростбиф.

Еще вчера в саду искали клад
и добрых фей высматривали в лужах.
Но вместо платья бального – халат,
но вместо яств изысканных – салат,
но вместо чуда – тривиальный блат.
И на одно лицо все сестры мужа.

И всякий день до мелочей знаком,
и комом блин, и в горле жгучий ком.
Подруге – SOS! Да переглючил комп
и, чтоб ее, мобилка запропала…
А нынче в школе – день выпускников.
Они придут.
Принцессы после бала.
25.01.2015

+2

13

* * *

Стали на площади,
да сплоховали:
дальше не ведали,
что да кого.
Шпаги на цепи вы перековали
под Рождество.

Дальше – как водится:
кровью и потом
тропку к потомкам
торили в снегу.
Кровь что водица.
Кандальная рота…
Эх, оболгут!

С негодованьем,
с восторженным криком
щедро на снег
набросают песка.
И ни одна
не отсохнет рука,
и ни один
не замрет безъязыко.

Вас, как историю,
вешали, били,
сталью клеймили
«Россию не ту».
Ваши потомки
пришли из Сибири,
чтобы стоять
на Горбатом мосту.

Стали на площади,
да сплоховали:
не было здесь
ни нагаек, ни пуль.
Дважды бессильные,
Митинговали.
Лето. Июль

+1

14

* * *

Эта бездна – она для бездарей.
Гулко ухают камни забвения.
А над бездной новые веянья
гордо реют, как буревестники,
и стрижами шныряют лестные
то ли отзвуки, то ли отзывы…

Ты из бездны построй-ка лестницу
из камней золотых и розовых,
все ступеньки – что пьедесталы.
Начинай, ты ж пока не старый!

Даже бездны – они полезные
тем, кто верит в себя недаром.
    05.03.2015

+1

15

* * *

Эй, люди! Колотите в рельсу
(Не надо бить в колокола):
мамаша замарашку Эльзу
сегодня замуж отдала.
Сейчас кровать для дочки стелет
(зять на диване задремал).
А Эльза мирно смотрит телек –
не пропускать же сериал?
При этом вроде бы при деле,
Склонилась низко голова:
всё больше мыслей и петелек.
А выйдут – что бы вы хотели? –
лишь от жилетки рукава.
Тут не поможешь и слезами,
тут все слова нехороши.

А девушки пришли к Сюзанне –
на женихов поворожить.
В пример друг другу ставят Эльзу:
она, мол, – ой! а мы-то – ах!
Эй, люди, колотите в рельсу!
Не надо – о колоколах…
    05–06.03.2015

0

16

ВОСЬМИДЕСЯТНИКИ

Дойдя до пика,
сорвались в пике
и не успели даже пикнуть.
Теперь, вон, снова на пикет.
Не важно, кто во что одет:
на каждом, глянь, – жилет пикейный.
Короче, выглядим окейно.

Слова легки, а плечи никнут.
Мы жадно верим в чудеса
и жадно ловим солнца блики.
А вот пасьянс не удался.
Одна ведь масть в колоде – пики.
    06.03.2015

+1

17

ПАННОЧКА

Нет, не светла, но непорочна.
И с каждый днем – скромней и строже.
И траурней.
Ничья она.

И снова день нелепо прожит.
Стоишь ты в кружевной сорочке
и в светлой дымке цвета льна.
Луна – застывшая свеча.
Ты – в ожиданье палача.

Ты – в ожиданье вызволенья.
Лишь тени, спутанные ленью,
едва бредут, едва бредут…

Ну где же ты, отважный Брут,
храбрец по имени Хома?
Я жажду!
    Се – моя тюрьма,
а будет – королевский замок.

Ты ждешь Хому.
Приходят хамы
с дрекольем, с воплями, огнем,
грозятся – мир перевернем!

Хомяк прижался к прутьям клетки
(но спрятать не забыл объедки).
Да, ты одна. Совсем одна.
Не бойся.
Участь решена.
--------------------
Когда уйдет ночная стража
в свои унылые казармы,
наевшись сплетен допьяна,
то на базаре перескажут
всё, что соседки рассказали:
повержен неприступный замок
и зло наказано сполна.
Жует и слушает Хома.
Глянь – за щеками закрома.
    06.03.2015

+1

18

ВНЕ ИГРЫ

Страшен босс распоследнего уровня,
А поди-ка нанеси ему урон!
Эти взгляды вонзаются бурами,
эти щупальца разят со всех сторон.

Этот босс не нуждается в трафике.
Что он жрет? Ну, предпочтительнее – мозг,
а закусит твоей биографией
(в грозной пасти золотится крепкий мост).

От такого сбегут даже рыцари,
ты ж хоть двести раз убейся – не герой.
Не спасут профсоюз и милиция.
Вот уж горе пострашней, чем геморрой!

Этот босс – он в родстве с Мефистофелем –
словно пудель, он кудлат и кучеряв.
Вот опять: «Ты сходил за картофелем?» –
черной тенью замаячил он в дверях.

Ну а ты-то под вопли ужастика
дрых спокойно и смотрел десятый сон.
А у босса-то хищная пластика,
и авоськой он уже вооружен.

Ты бежишь (заодно прокачаешься),
ну а в спину: «Не забудь-ка про пшено!»
Расцвело незабудкой отчаянье,
ибо теща сильней все равно.
    09.03.2015

0

19

* * *
Рыба ищет, где глубже.
Человек – тоже.
Этот снова, вон, плещется в луже
ничтожен.
А мечтает – из грязи да в князи,
как всегда.
Вот сейчас, вот с ближайшей оказией!
Жаль, вода
не сойдет с него, будто с гуся,
не сойдет.
Небо сызнова тучи грузит.
Кру-
го-
во-
рот.
    10.03.2015

0

20

ПЕРЕМОГА

Перемога –
это мало или много?
Перемога!
Бойтесь, колорады!
Перемога! –
нам твердит родная Рада.
В Колорадо тоже очень рады.
Вот мы – европейские солдаты.
Шнапсу нам!
Горилки!
    Пе-ре-мо-га!

Перемога…
Право бить. И тырить.
И ходить разбойничьей дорогой.
Стать страной Четыреста Четыре.
Перемога
хвостового мозга.
    20.03.2015

0

21

* * *

Он падал в пропасть и ломал чужие крылья,
чужие крылья, взятые взаймы.
А сверху на него глядели – и корили –
два толстячка, наверное – умы.

Один слезливо ныл: «Чума на этих донов,
испортят вещь – и всё им трын-трава!»
Другой жевал траву и тихо вторил стонам
протяжным рассудительным «иа-а!»

У горизонта стыли грудой шлем и латы,
и кто-то выл балладу… пьяный бред!
А мельницы опять завидели пернатых
и крыльями захлопали – привет!

У мельниц-великанш бывает скверный норов?
С чего бы вдруг?
    (Не веришь – так проверь!)
Ведь нет на них судов, ослов и кредиторов.
А чудаки… Да где ж они теперь?
    17.04.2015

0

22

ПОЭМА О ПОЭЗИИ, ИЛИ ВСЁ ДЛЯ НАРОДА

1. О поэзии

Поэзия должна идти в народ
(чтоб с нищенской сумой бродить в народе),
культуру мерно двигая вперед
(чтоб не кончалась пища для пародий).

Ей чужд холодный взгляд и грубый счет
(не чужд один – который по безналу
позволит книжку оплатить… и вот –
готовь для презентации бокалы!

Тираж обмыть – и лихо раздарить
всю сотню книжек прямо в этот вечер.
А ночью в котелке ее варить,
не сняв обложек… «Эй, братва, где кетчуп?!»
Вот так прекраснодушие и лечат…

А утром глядь – она уже лежит
в оправе из зеленого горошка…
Вот истина про наши тиражи!
…Не чертыхнись, Михалыч, на порожках!)

Поэзия народу не слуга
(и не раба, а что-то вроде кошки.
Извечный наш вопрос – «а нафига?» –
не вынесен пока что на обложки.
А зря!..).

2. Мой герой
(опыт сонета)

Не Избранный, а просто так – прохожий,
Таких на сотню – чуть побольше ста.
Брутальности ни капли в этой роже,
И не атлет, а, так сказать, верста.

Он не нарцисс. Скорей – небритый кактус
И в целом абсолютно не герой.
Не шествует – идет по жизни как-то.
Закусывает килькой, не икрой.

И вообще, слегка похож на Сашу,
Соседа со второго этажа.
О нем старушки сроду не расскажут
И вдохновенно дамы не шуршат.

И все же он уступит тем едва ли,
Кого из книжки в книжку затаскали.

0

23

3. Моя героиня

За окошком золотится иней,
в общем, как и встарь – мороз и солнце.
Со своей болтаю героиней.
Рядом муза смирная пасется.

«Ну, за музу!» – подливаю чая
в толстые коньячные бокалы.
«А сама-то как?»
    Пожму плечами:
«Да опять Надюха обскакала.

У нее, прикинь, вторая книжка
и, прикинь, опять про всяких магов!..»
Героиня вымолвила: «Ишь как!»
(осушив бокал единым махом).

Ей бы каблучками звонко цокать
по хрустальным нереальным залам…
А она, гляди, опять в спецовке
и опять заводит речь про зама.

Дескать, рвач, халявщик и хапуга,
в третий раз оставил без квартальной…
Светлый идеал опять поруган
и опять цинично и нахально.

Не видать мне магов и героев
(эта вот шуту – и то не пара!).
Не видать мне (что печальней втрое)
ни солидных книг, ни гонорара.

«Эй, подруга, слышь, воняет газом!»
«Муженек носки на солнце сушит…»
Муза, притомившись есть и слушать,
смылась следом за чужим Пегасом.

4. Мой сюжет

Мой сюжет… наверно, ординарен
и при этом жутко неформатен:
жил да был герой.
    Не вор, не нарик,
не тупой качок, «в душе романтик»,
не эльфийский принц – ушастый малый,
не агент с солидным компроматом…
В общем, как его я ни ломала,
все равно остался «неформатом».

Посудите сами: он речами
не колеблет волн, не бьет драконов.
Стукнул – и в обратку получает.
Не поет романсов под балконом,
а подходит скромно: дескать, Катя,
я тебя люблю. Не хочешь чаю?
И ведь слов он попусту не тратит,
проще – за слова он отвечает.

И она в ответ звезду не просит –
дела нет до сказочных традиций.
Счастье – это утренние росы,
в роднике студеная водица,
что сверкает ярче всех алмазов,
диких трав степные ароматы…

В общем, автор, ты опять промазал
мимо пресловутого формата!

5. Мой издатель

А ночью все кошки серы.
А ночью – овечки в ряд.
И даже фонемы
трагически немы.
Лишь глюки со мной говорят.

Намедни мне, кстати,
явился издатель,
солиден, пузат и бедов.
И в целом – мужчина!
Похож на купчину
с плаката двадцатых годов.

А я-то – в халате…
Он вымолвил: «Хватит
писать под подушку и в стол!
Забудь про кручины!
Хоть завтра – с почином».
И в угол, зевая, пошел.

И вытащил – странно –
пяток чемоданов,
а после – огромный мешок.
«Да здесь многотомник! –
он вымолвил томно. –
Но, впрочем, оно хорошо!»

Дрожала, потела,
в окно я глядела,
как он на пролетку грузил
труды мои рьяно…
Пила валерьяну,
А после свалилась без сил…

…А ночью все кошки серы
и по кругу бродит жуть.
И даже фонемы
трагически немы.
Лишь овцы… обидно ржут!

0

24

6. Моя книга

«За три года скопила две сотни?
Не печалься, подруга, не надо.
Будет книга твоя хоть сегодня.
Приобщайся же к тайнам ВордПада, –
светлый маг Интернет мне поведал. –
Принимайся скорее за дело!»
Ну, засела я после обеда.
Эта – маме… Подруге… Соседу…
Не забыть про Машуню и Свету…
Только в степлере скрепку заело!

Вы издателю деньги платили
за рекламные, значит, газетки?
У меня, поглядите, виньетки,
да какие! В готическом стиле!
Заголовки – ну будто бы в злате.
В общем, так, как я в детстве хотела.
Да вот степлер, пружинный предатель…
испоганил он общее дело!
Ну а мне бы порадовать Лидку
с этим бОтаном Борькой на пару…
Вот возьму я суровую нитку
и сошью… все сто три экземпляра!..

7. Мои читатели

Когда друзьям презентовала книжку,
не клянчила я отзывы о ней:
прочтут – и ладно… может, даже слишком.
Швырнут на полку – вот что пострашней.

Но вот чего совсем не ожидала,
в условностях давно закоренев,
так это перманентного скандала
с участием вполне приличных дев.

Машуня и Лидуся – две коллеги
и Вита, что дежурит «на звонках»
(я думала – подруги мы навки,
а вышло-то… а вышло эвон как!

И к отпуску опомнюсь я едва ли,
цистерну валерьянки заглотив!) –
они меня втроем презентовали
на весь наш очень дружный коллектив.

Теперь глядит со скорбью Вера Львовна
и даже разболтала в соцсетях
про странный треугольник мой любовный:
я, Лидка и какой-то холостяк.

А где же муж? Забыли все про мужа!
Свалил он нас в неведомый шалман.
А может (так сказала тетя Груша),
он с Витой в том году завел роман.

Вот он – намек: страница сорок восемь!
(Бухгалтерши поразевали рты.
Ряды коллег лениво шиза косит
и складывает в рыхлые скирды).

С меня самой, конечно, взятки гладки.
Но ежели стихи ни в чем не лгут,
я взяточник в конторе самый гадкий,
при этом – вообще не Робин Гуд.

И наш ай-тишный гений, Пашка Бакин,
Весь день меня подлавливал на лжи…
Товарищи!!! Я не была собакой!
Боюсь в ответ услышать: «Докажи!

Не можешь – так сиди в углу, не рыкай!»
Рука дрожит и в голове туман…
Да кем же я была?!
    Волшебной рыбкой –
и то когда горел квартальный план.

Мне б завалиться прямо там картинно.
Но доползла до дома… до тахты.
И вижу сон: я просто Бу-ра-ти-но
из племени Березовой Мечты.

Проснувшись утром, я глотнула пива,
разбила – на удачу ли? – бокал
и написала:
    «ЛИРИКУ ТОСКЛИВО
ЖИТЬ В ОКРУЖЕНЬЕ КЛОНОВ И ЗЕРКАЛ!»
    07–19.03.2015

0

25

НЕСКАЗКИ
СПЯЩАЯ КРАСАВЦА
(Мелодрама с попаданцем)

В роскошном, будто тронный зал, подвале –
засоня в горностаевом манто.
Пускай турниров не было лет сто,
и головы, и копья здесь ломали
и юный принц, и королевский маг.
Итог ничтожен, хоть широк замах.
Куда ни сунься –пыль, тоска и мрак.

Рыдайте, лютни! Злобная колдунья
красотку загубила молодую,
ну, и поместье – акров пятьдесят.
Грехи отцов над девочкой висят!

Хмельное разливалось по хоромам,
и грустный граф давился осетром.
Вдруг шибануло посильнее грома –
и в панике зашелся дальний гром.

Ну, рыцари, конечно, похватали
кто верный меч, кто нож, а кто мосол.
Вошел субъект. Представился: «Виталий!»
И тут же по-хозяйски сел за стол.

На чужаке – колет в каких-то пятнах,
а шапка-то – ой-ой! – еще чудней.
Он в ножку вепря впился плотоядно,
махнул два кубка, а потом на дне

высматривал неведомые знаки,
молчал, пыхтел, недобро щурил глаз.
Еще хлебнул. И вымолвил:
«Салаги,
чё за проблема, признавайтесь враз!»

Ну, тут все враз, конечно, загалдели
(рыдайте, лютни! развернись, душа!).
Пришелец кулаком пристукнул: «Ша!
Братва, да вы салаги в самом деле!

Ща я изображу вам ход конем!
Ну, где она?.. Следите за процессом!»
Едва взглянул на спящую принцессу –
И в голос заорал: «А НУ ПОДЪЕМ!!!»

Она вскочила. Распахнулись очи.
«О, рыцарь! Как прекрасен ваш…колет!»
Он посмотрел на свиту:
        «Так, короче:
Вопросы есть? Вопросов больше нет».

Рассеялось проклятие старухи.
Вот – новый принц.
С ним счастлива страна.
Из края в край с утра и дотемна
шуршат, шуршат отчаянные духи…
    20.04.2015

0

26

ПРЕДАПОКАЛИПСИЧЕСКОЕ

Весом брутто, весом нетто
мы то мчимся, то влачимся.
Дней разменные монеты.
Те же чувства, те же числа.
Парадиз – для паразитов,
для мошенников – мошна.
Этот мир – рядно и сито,
тут иголка не нужна.
Не стачать и не заштопать.
А песок-то убывает.
В облаках скопилась копоть,
но пока не убивает.
Так надежны все «пока»!
Мир в обличье старика
шаркает и спину горбит.
Мы – в его заплечной торбе
весом нетто, весом брутто.
И глаза, и чувства лгут нам.
Ну а сверху – новый Брут.
Машет ручкой: «Всё зер гут!»
    Март – 21 апреля 2015

0

27

БОГЕМНО-КРЕВЕТОЧНОЕ

Мы повидали свет. О, да!
Скупой и редкий.
Сквозь мутное седое колыханье.
В большой воде мы – бестолковые креветки,
хотя и разглагольствуем стихами.

Когда дойдет до ресторанного бульона,
мы вспомним анекдоты, байки, басни…
Пока не вышел срок – глядим на мир влюблено
и верим в то, что «нет его прекрасней».

И, превосходствуя над офисным планктоном,
мы неизменно мним себя богемой.
Да только ловят нас – в квартал не меньше тонны.
О, се ля ви! Всё уложилось в схему.

Наполнен светом зал. Крахмальная салфетка.
Блик по бокалам – вскачь, резвее белки.
Венец всему – смешная надпись:
«ЙА КРЕВЕДКО»
по краешку фарфоровой тарелки…
    21.04.2015

0

28

АЛЬБОМНОЕ

О да, ма шер, любовь – прекрасный дар,
и вовсе ни к чему вздыхать и мучиться:
намедни подарили новый дартс
малютке пухлощекому – Амурчику.
Он от старанья щеки надувал
и втайне опасался поражения.
А по земле летел весенний шквал,
случайными довольствуясь мишенями.

Какой-то клерк, сегодня не у дел,
с испугу возомнил себя подстреленным.
Сложил пять строк – и тотчас восхотел
с утра податься вслед за менестрелями,
идти сквозь чащу дум кривой тропой
(повесил нос, повисли космы дредами),
выдавливать слезу: «Амур слепой,
но метко бьет он, жалости не ведая!»

Страдания – прибежище пролаз.
«Ма шер ами! Вы – не моя? Удар-с…»
Ну а малыш, кудряв и ясноглаз,
не ведая страстей, играет в дартс.
    22.04.2015

0

29

ЭНТОМОЛОГИЧЕСКОЕ

Лю-бовь ло-ви!
Ой, как влечет, искусница!
Хлоп!
Нет любви.
Лишь крылышко капустницы,
простого огородного вредителя.
А новая любовь? Ее хотите ли?
Трепещет страстно – «Мой и только мой!» –
блондинистая ласковая моль.

(Ей повезло: умом был недалек
восторженный красавец мотылек.)

+1

30

ДИЕТОЛОГИЧЕСКОЕ

«Не кормите Мурку луком!» –
Мурзик жалобно мяукал.
Но пророчил птичий клин
поеданье чиполлин.
Ой как жадно щерит клювы
то меню, что муркам любо!
Не достать – хоть волком вой.
Будем завтракать травой.
Ничего котам не светит,
коль хозяйка на диете,
в прошлом – знайка и юннат
налегает на шпинат
(он здоровью-де основа)
и совсем не ест мясного,
хоть о сале видит сны.
А коты удручены.
В настроенье невесеннем
прошлогоднее варенье
поедают. Пользы – шиш.
Улыбайся, Мурзик: «Мы-ышь!»
Злобно смотрят оба-двое
и косятся на обои,
на гардины, на паркет…
Всем гринписовцам – привет!
--------------------------
Двор, не уставая охать,
наблюдал одну дуреху
в лисьей шапке – да с хвостом!
Да на шпильках – за котом
с воплем: «Грохну! Изничтожу!
Утоплю! Башку сверну!»
Кот взобрался на сосну
и глумливо строил рожи:
мол, дели шпинат с лисой,
этой, дескать, нужно мало…
В ночь хозяйка заедала
горе жирной колбасой.
    25.04.2015

+1

31

ИНФЕРНАЛЬНОЕ

Ну что ж ты, Ваня!
Ну зачем ты, Ваня,
в привычке разрушать до основанья
все отрекался, прятался, искал?
И вот – с унылой трещинкой бокал,
шедевр пивного околоискусства,
а в глубине – кошмар, каверна, скверна.
Не верь глазам. Передают изустно:
все страхи околели и зарыты,
и хищно торжествует дольче вита,
готовя пир для грифов и гиен,
рубя бессонно уголь для геенн…
Цена словам – всего одна гиена.
Подсчет весьма надежен, хоть и груб.
Ушел в отставку Неразменный Рубль,
и закрутил роман с какой-то Йеной.
и полетел куда-то на восток.
Сенсация для шоу. Шок. Восторг.
А Ваня возле телека прилег,
поглаживая тощий кошелек.
Ногами на закат, башкой к рассвету,
авось благая дума осенит.
И вот – вскричал:
– Карету мне, карету!
Махнул полштофа
и умчал в зенит.
    02.05.2015

+2

32

Спасибо за стихи, Елена!

Я жадно вчитываюсь в буквы,
Что составляют предложения.
Они мне- как кусочки брюквы
В концлагере сего мгновения.

0

33

Кота-то ЗА ШО???  :D

0

34

Сын Игоря написал(а):

Спасибо за стихи, Елена!

Я жадно вчитываюсь в буквы,
Что составляют предложения.
Они мне- как кусочки брюквы
В концлагере сего мгновения.


Большое спасибо, Алексей!
Продолжаю:

* * *

…А кто-то снова выкинул коленце.
Другой изрек, прям сразу – и в анналы.
Страна у края, ад непротивленцев,
Распродана по налу и безналу.

А мы кричим. И слышен в трубном гласе,
нет, не призыв, а только пьяный гонор.
Стоять до срока все Иерихонам.
Одну шестую друг навеки сглазил.

+2

35

Краском написал(а):

Кота-то ЗА ШО???

Так кота вообще ни за что, хозяйка пристукнутая. :)

0

36

А ЗА МКАД…

А за МКАД, говорят, ад!
А за МКАД бродят хищные зябры.
Красным светом их зенки горят.
Отбиваются зябры от стад,
жрут и топчут ну прям все подряд,
если только не взять их за жабры.

Ходит в диких тулупах народ
прям по девственной, значит, природе,
пьет «Калинку» и водку поет.
И у каждого есть огород –
Тот, что мак с коноплей производит.

До сих пор там живут за рубли,
Ничего нет вредней для здоровья!
Но земли под себя подгребли
много больше, чем все Подмосковье.

Там не встретишь, наверно, Диан –
сплошь Маруси и Марфы Васильны.
Даже мода с гламуром бессильна
Против этих потомков крестьян.
Мужики там – сам черт им не брат,
ценят грубую силу да мат.
--------------------------

Ну а если всерьез,
то Россия
начинается рядом.
За МКАД.

+2

37

НЕКТО

Вроде есть какая-то профессия,
и в кармане звякают монетки,
а поди на ниточки подвесь его,
приглядись – и впрямь марионетка.

Он всегда поет с чужого голоса,
хоть порой послушаешь – вития.
Смотрит он то соколом, то полозом,
а по вечерам – и вовсе Вием,
а по выходным – зеленым змием.

Он весьма умело просит помощи.
Он свалить мечтает за границу.
В паспорте: «Иван Родства-не-Помнящий».
Но готов поплакать у криницы,
потужить о ласковом застое,
ведь оно порой чего-то стоит?
Лишь не забывай следить за курсом
да беречь душевные ресурсы,
ведь еще пока что неизвестно,
сладится ли дело с переездом.

Он застрял меж Мусиком и Светиком,
а с Натусей – шатко, да не валко.
Телевизионная эстетика,
этика одесской коммуналки.

А итог?
Ни драмы, ни комедии.
Мы пришли к короткому финалу.
Мы пришли.
А как – и не заметили,
мадригал слагая маргиналу.

+1

38

НИТЬ (АЛЛЮЗИИ)

Время немо.
Время внемлет.
Время дремлет
Сфинксом в чужих песках.
Не удержать в руках

прошлое –
белое крошево.
Прошлое –
белое кружево.
Прошлое –
прах.

Время немо.
Время – Неман.
Не переплыть? Форсируй!
…Ну да куда ж нам сирым?

Будущее
придет.
Будущее
прядет
нити из шерсти сатира.

Память – мнемо.
Память – мнима?
Время – мимо.
Время мима
строит, глумясь, гримаски.
Вместо преданий – сказки.
Снова – порыв и немощь.
Небо
поныне
немо.

+1

39

АИ-ЦЫГАНОЧКА

Ехали цыгане
На большом баяне,
Въехали в альтернативку
И пошли буянить.

Эх, раз, еще раз,
Будет все не так у нас,
Мы врагам начистим рожи
И дадим Адольфу в глаз!

Эх, раз да еще раз,
Будет чудо без прикрас:
Вот фиг вам, америкосы,
А не золотой запас!

Нам бы только ноутбук,
Превзойдем мы сто наук.
Колесо – неандертальцам!
Кроманьонцам – суперлук!

Эх, раз да стопяцот,
Будет тысяча высот,
Нас к началу новой эры
В космос ближний занесет.

Эх, раз да стопяцот,
Будет книга – первый сорт.
Если где и налажаем,
Нас фантазия спасет.

Дальше будет ралли
На большом рояле.
Ну-ка разбирай, издатель,
Что мы наваляли.

Эх, раз да миллион,
Спрос на клонов – будет клон.
И летит литература
Вместе с нами под уклон.

0

40

* * *

Разрыдалась нынче ночь, Млечный путь раскис.
Одиночество. Вино. Толика тоски.
Толика тоски – слеза Тосканы –
прозаично плещется в стаканы,
на клеенке – блеклые стихи.
Друг-паук, надежду мне сотки,
струны натяни… а где же звуки?
Я хочу судьбы обычной мухи,
чтобы все решалось как-то вдруг.
А судья… пускай бы и паук.
Ну, иди, плесну тебе немного.
Паутинка тянется… дорога,
ответвленье Млечного пути.
Даже сердцу легче взаперти.
А снаружи – дождь и непокой.
Ночью, ведовской и ведьмовской,
выплетай заветные стихи.
Путайся, срывайся.
Но – не лги.

+1

41

* * *

Движемся короткими шажками
(даром что вперед)
и грешим короткими стишками.
Черт не разберет,
что к чему. Разгул воображенья
в маленькой строфе.
Кто-то не шутя злодея женит
на принцессе фей.
А другой жонглирует веками.
Третий отыскал волшебный камень
в ворохе ботвы
(суть забыл, увы).
Маленькую девочку – в пираты
росчерком одним.

Ну а сами тянем до зарплаты,
о житье бубним.
Взад-вперед качается Пегасик
Деревянный Бок.
Тот, кто наши будни перекрасил,
суть найти не смог.
Мы, толпа мечтающих о чуде
тайно и в строке,
не живем, а только звезды удим.
Сами – на крючке.

+1

42

ВОДА

Поразмылся смысл недавних книжек:
«Мама мыла раму.
Вася руки мыл».
Вырос.
А сгибаешься все ниже.
Оправдался: мол, ни сил, ни крыл,
доползти домой и лечь на дно.
Пыльный угол.
Пыльное окно.
Пыльный телевизор.
Пыльный свет.
Людовед, а может людоед
радостно твердит о древних майя:
дескать, мир, конечно же неплох,
но они-то четко понимали,
что венчает дело некролог.

Поразмылся смысл недавних книжек.
Кошка бестолково лапку лижет.
Только где уж ей намыть гостей?
Ты один.
Вот так-то, грамотей.
Ты-то самому себе не лги,
выпей пива и промой мозги.

Или притвориться прежним Васей,
вымыть раму, вычистить углы
от белесой приставучей мглы?..
В общем, чтоб все было как в рассказе.
А идея?
А идея – где?
Вилами напишем по воде:
«Я тобой, вода моя живая,
Равнодушно руки умываю».

+1

43

ПЯТНИЧНОЕ

Пятый день.
Пята недели.
Что-то там засвиристели
злые офисные птички,
мозг начальнику клюют
(что ж, Петрович, ты не лют?)

Финиш рядом. Но достичь бы…
Аутсайдерам привет!

Кофе. Прения. Обед.
Комп. Дремота. Вздохи. Речи.
Кофе… Кофе! Да покрепче!
Дайте два, не то помру!
Зло не поддалось добру…
Да, ничья. Ничья пока.

Лелька. Планы. Два звонка.

Пятый день всё длится, длится.
Где-то шелестят страницы.
Шу-у-шу… в часах песок.
Вечер. Финишный бросок.
Нет!
Влачимся еле-еле.
Ожиданье. Маета.
Пятый день.
Пята недели.
Ахиллесова пята.
---------------------

Пятница! А ну-ка раскачай меня!
Робинзон, чтоб не сползти в отчаянье,
компаньона Пятницей нарек.
Посули и мне удачу, пятница!
А она в ответ: «Ну хватит пялится
на часы! Беги скорей в ларек!»
---------------------

Это будет ближе к выходным,
ближе к чуду, к выходу из комы…
Я глотаю сигаретный дым.
Понедельник.
Боль. Тоска по дому.

+1

44

И снова к "Последней песни Акелы" Сергея Бузинина

* * *
   
Распадется белый свет,
дрогнет колокольно,
затрепещет синева
вспышками огней.
Ты узнал, что умирать –
это очень больно.
Ты узнал, что выживать
все-таки больней.

Ты узнал, что значит петь,
сердца не жалея.
Ты узнал, что значит жить,
сердца не щадя.
Если все-таки судьба
любит дуралея,
даст и силы, и мечты,
друга и вождя.

Ты запишешь пару слов
ночью на привале,
а в пути найдешь слова
для второй строки.
Что же дальше?
Пропоют
ветры Трансвааля:
«Все равно, куда приду.
Главное – каким».

+1

45

ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА

Слава –
лава.
С ней не сыграешь в прятки.
Утро цветные тряпки
вешает по углам.
С хламом роднится хлам,
тянется слава к славе.
Павел Иваныч Клавин
с юности думал так.
Слава ценой в пятак…

Слава –
право
пялиться сверху вниз
на молодых мон Лиз
и непорочных Кать.
Каяться.
Намекать.
Чувственно.
Свысока.
Слава… ах, как сладка!

Эх, намечтал ты, Пашка!

Вот натюрморт:
рюмашка,
а из нее – ромашка
пьяненькая чуть-чуть.

Форточку нараспашку.
Муза! Со мной пребудь!

К вечеру, пьяный вдрызг,
мрачно сосиску грыз.

Яркой мечтой о вечном
пролит на блюдо кетчуп.
На острие ножа
отблески грез дрожат.

Мысли – что вострый нож.

Яростно гложет ложь
косточку мозговую.

Ты истаскался всуе,
лорд в окруженье морд.
Жизнь твоя – натюрморт.

Мысли рассудок плавят.
Ты виноват и взвинчен.
Думай, что скажешь Клаве.
Клавин ты, не Да Винчи.
----------------------

Только вчера ты чего-то хотел.
Буквы кривятся на рваном холсте:
«Я не растрачивал попусту пыл.
Попросту жил я. Работал и пил».

+2

46

* * *

Занятно говорить на ридной мове,
припоминать забытые словечки.
Занятно привыкать ко вкусу крови.
Душой увечный, ты почти увенчан.

Почти. Ведь не примкнул к «небесной сотне»
и как-то не спешишь в нее пробраться.
Есть у тебя разгульное сегодня
и повод есть попрыгать и подраться,

наесться и напиться до отрыжки,
взвинтить себя до ярости, до дрожи,
а ночью вдохновенно жечь покрышки
и верить в то, что «Запад нам поможет».

…А ночью, говорят, все кошки серы.
Вампиры, угостясь чесночным сальцем,
взывают хором к призраку Бандеры
и хлещут кровь во славу Коновальца.

+1

47

КУЗЕН ОБЛОМОВА

Не грезил отродясь о терра нова,
не пел романсов и не кушал зельца.
Мечтал: ему бы только стать владельцем
обычного заводика свечного
в пяти шагах от крохотной усадьбы,
что бабушка оставила в наследство,
и с милым уголком всю жизнь связать бы.
Он только этим бредил с малолетства.

Еще завел бы он образованье,
чтобы читал Вольтера каждый Ваня,
Ван Гога чтил, с восторгом слушал Листа,
по вечерам купался в личной ванне,
по выходным, душой и телом чистый,
спешил бы на экскурсию в столицу,
а не искал с тоской, где похмелиться.
Ведь наш герой и сам не пил спиртного,
а кушал чай с мелиссой и ромашкой,
не грезил отродясь о терра нова,
любил уют и свой очаг домашний.

Но грубый мир, покашляв у дверей,
ему сыграл походный марш на нервах –
и стал герой наш главным инженером
на производстве мыльных пузырей.

+2

48

Цинни написал(а):

КУЗЕН ОБЛОМОВА
Не грезил отродясь о терра нова,
не пел романсов и не кушал зельца.


Прошу заранее просить за эту ассоциацию. Как-то так получилось...

У капитана был в каюте томик.
Дефо читал он даже в первом детстве.
И, как герой, он не обрел наследства,
Но был сильнее. Просто - неуклонен.

Его ругали бабкой и дедом
Кадеты, что учились с ним за партой
А от им отвечал: - К чему наветы?
Я сам путепроложник результата!

И время все же замолкает снова.
И ( иногда) не мыслит отдыхает.
Когда вдруг человека видит. Знает.
Особого. Георгия Седова.

+1

49

* * *

Устав от войны и от мира,
он жил по заветам Толстого.
Мадам некиношная мымра
была его скушать готова.
Пока что – работой грузила,
как будто немножко жалея.
Шепнула ей темная сила:
«Схомячь его в день юбилея
твоей погребальной конторы.
И – красного граммчиков триста».

А он, вдохновенно расхристан,
писал про степные просторы.
А он, просветленно неистов,
писал о судьбе фаталиста.

А мымра кривилась: «Умора!»

Потом он женился внезапно
на Соне, а может быть, Китти.
И петлю приладил к раките
в надежде на лучшее завтра.
Зачем-то покинул столицу,
в деревне растил поросяток.
Три раза хотел застрелиться,
повеситься – вовсе с десяток.

Сошелся с красавицей Анной
на почве житейских вопросов:
она обещала обманно,
что дружбу сведет с паровозом,
копила ненужные вещи
и книги с открытым финалом.
Но ей подвернулся помещик
на «мерсе» пронзительно-алом.

Герой наш, печален и кроток,
бумаги извел больше воза,
глазея тайком на покосы
и косы веселых молодок.
В судебной погряз волоките,
но вроде бы выиграл даже,
и Соню, которая Китти,
с тех пор звал графиней Наташей.

Устав от покоя и лени,
семейной идиллией скован,
хотел он свои накопленья
раздать-раздарить незнакомым.
Но тут заартачилась Китти,
которая будто бы Соня:
достала поношенный китель,
купила гривастого пони.

Герой наш из теплой из хаты
подался в степные просторы
и стал называться махатмой,
создателем вечных историй.

0

50

БАЛЛАДА О МАРСЕ И ВЕНЕРЕ

Венера
дергает за нервы,
как будто бы кифару щиплет.
Ты у нее, увы, не первый.
Ты бестолковый, беззащитный.
Тебя разводят на подарки,
тебя проводят на мякине.
Внизу – весталки-перестарки,
а в облаках – твоя богиня.
Опять выводит, как по нотам,
запев семейного скандала.
Пусть покричит, коль ей охота…
О, лишь бы только не рыдала!
Ты в жаркой бездне у Плутона
добудешь ей огонь-рубины.
Венера морщится: «Дубина!
Они темнее на полтона,
чем нужно к новому наряду.
Он в моде с будущей недели.
А мне к Диане нынче надо.
Ах, все бы точно обалдели,
когда б не ты, кошак безусый!»
Она от гнева хорошеет.
И плачет мир. И рвутся бусы.
Ну как же ей без украшений?!
…А он хорош с петлей на шее.
Устал от войн и революций.
Привык в силах. Ну, то есть дома.
Как заразительно смеются
в кроватке крошки-купидоны!

Детишки мило дразнятся: «Пух-пух!»
У них с рожденья материнский стиль.
А из отца давно растет лопух.
А кто-то вдохновенно бредит вслух:
«На Марсе будут яблони цвести!»

0


Вы здесь » Книги - Империи » Полигон. Поэзия » Еленины стихи