ОПЕРАЦИЯ "ДИЧЬ"
  ("Всё так и было, клянусь бородой тётушки!")

 
  Году эдак в... ну, не важно, в каком, поехал я с одним юным дарованием в горы - покопать "Голубую линию". Природы у нас на Северном Кавказе красивые, но описывать не стану - кто хочет, может прочитать про те места в рассказе "Прогулка". Словом, добирались мы на перекладных: сперва электричкой до Крымска, потом "поймали паровоз" - в смысле вахтовый вагончик с маневровым тепловозиком, который подвёз нас двоих до ближайшей к запланированному месту бивака точки. Поскольку дело шло к вечеру, особо лазить вокруг мы не стали: разбили лагерь, сделали пару-тройку кругов по ближайшим "джунглям" на предмет проверки своих прежних заначек, времянки-"санитарки" и выявления следов присутствия в округе таких же на всю голову раненых копарей.
  С темнотой, поужинав и пообщавшись у костра, отбились в палатке. Перед отбоем тряпичную сумку с продпайком подвесили к ветке груши-дички практически над палаткой...
  Просыпаемся, вылазим, глядь - ан продукт у нас уполовинен! Какая-то мелкохищная зверинда пробралась по ветке, прогрызла ткань и полиэтилен пакетов и наглейшим образом сдемократила наше сало (О! Казаки понимают, как мы были разгневаны! Сало - это святое!) и оба кольца ковбасочки... До сих пор желание поймать диверсанта и вытряхнуть из шкуры (шкуру - на варежки!) у меня осталось...
  Ладно, делать нечего. Заварили вместо кулеша кашу, приняли пищу, взяли инструменты и полезли вверх по склону "вперёд на мины". Кстати, до мин добрались довольно скоро, натолкнувшись на спокойно лежащую под тоненьким слоем листвы раздербаненную боеукладку советских 82-миллиметровок. Решив, что оно нам пока не надо (тяжёлые, заразы) и, если что, заберём для дезактивации на обратном пути, двинулись дальше. Долго ли, коротко, но добрались до вершины, принялись лазить по ганс-позициям в месте советской атаки (профиль местности там довольно специфичен, не в каждое место штурмующие могут сунуться). Находим очередную проволоку с лежащими рядом останками. Сперва поднимали бойца вдвоём, потом (когда крупные фрагменты по большей части нашли, и осталась мелкая возня с рёбрами-фалангами) юное дарование пошло шариться дальше, а я, само собой, продолжил подъём мелких костяшек (их в каждом из нас довольно-таки много). Сижу себе спокойно, скребу почву... никого не трогаю... умиротворение.
  Вдруг невдалеке неожиданный вопль, а потом, естественно, тирада на русском командном!..
  Что за нафиг в нашем доме? Подрываюсь на помощь (кто там знает, во что юный Штирлиц опять вляпался? Он умеет!) Подбегаю...
  Стоит на краю грейдера, окровавленная МПЛ (малая пехотная лопатка, чукчами именнуемая "сапёркой") в руке, и ругается... Хорошо так ругается... Понятно - от испуга у человека дар матерной речи прорезался. А у ног лежит заяц. Нет: ЗАЯЦ. Килограммов около пяти... Хорошо так лежит, череп надвое распанахан.
  Спрашиваю, мол, что и как?..
  Дарование в ответ: дескать, шёл он себе по краешку грейдера, никого не трогал, лопаткой помахивал (лопатка, естественно, отбита и подточена до состояния глефы: корни-то подрезать надо, нет?). А злобный ЗВЭР коварно затаился в траве, не иначе, как с целью сделать товарища Штирлица заикой. Уточняю: заИкой, а не заЙкой... Зайка из Штирлица - как квас из молока: только исходный продукт зазря переводить. Дальнейшее нетрудно угадать: дарование почти что наступает на бедного русака, тот, естественно, взвивается в прыжке (сильный зверь, ничего не скажешь: лапы задние, шо те пружины), ну и напарывается бестолковкой аккурат на лезвие пехотной лопатки... Тут ему и пришла горбастройка...
  Одним словом, несмотря на злобные происки ночного мелкохищника, на ужин у нас была самая настоящая дичь: зайчатина в двух видах. Отсюда мораль: Велес справедлив, и если кто из его подопечных животин позволяет себе мелкие хищения, он даёт человеку возможность как-то компенсировать полученный ущерб...