Книги - Империи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книги - Империи » Полигон. Поэзия » Антифашистский сборник


Антифашистский сборник

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

ПИКАССО. ФРЕСКА "ГЕРНИКА"

Над Герникой
белая Ника
не раскинет солнечно крылья.
Солнце пало.
Солнце зарыли.
Вместо солнца в небе - лампада.
Ей, ничтожной, некуда падать -
всюду смерть.
Опаляет и гложет.
Остывает земля еле-еле.
Умирает белая лошадь.
Мать - глаза от огня почернели -
белым криком ребенка накрыла.
А над нею - довольное рыло
светлоглазого минотавра.
Этот город задушен, отравлен.
Этот город - преддверие ада.
Звероликие в касках рогатых,
ваше время черно и красно!
Спи, Испания, траурным сном,
белым-белым...
Герника, верни
в небо тяжкий огонь -
и воскресни в полуденном блеске!
Не тускнейте от пламени, фрески...

+1

2

ДО ПОРЫ
До той поры, пока беда не тронет
мы благодушны и прекраснодушны,
сидим в любимом кресле, как на троне,
пьем колу, точим чипсы, бьем баклуши.
Пьем колу, смотрим телек… а доколе
беда плутает по чужим дорожкам?
Порой проймет предчувствие – до дрожи.
Но снова страхи топим в кока-коле,
а лучше – в пиве. Чтобы разогрело
(гордитесь антифризом вместо крови!).
Авось беда в дороге околела…
А диктор важно что-то там буровит,
мелькают лица, лица… вспышки блица…
Да вот в речах – не мед, а привкус крови.

Беда – она к тебе не постучится.
Придет – и мигом дверь с ноги откроет.
Взойдет над головой звездой полынью.
На свет ее придут другие беды…
Не спрячешься в притворное унынье,
не затаишься под любимым пледом.
С тебя сорвут надежду отлежаться,
с тебя сдерут последнее из рубищ,
тебя лишат и чад, и домочадцев.

И лишь тогда ты бедам путь заступишь.

+2

3

* * *
вам держать ответ перед Богом,
ну а вы-то всё бугага.
ненароком… роком заклеймлены.
из крапивного семени выкормили врага,
а теперь кривляетесь: кто на ны?

кто на ны?
вам бы только ныть,
по живому ржавым рубанком шаркая,
только клянчить бы да громить.
человечности? всё, лимит!
многократно порвана нить,
да не парками, нет. Одарками.

+1

4

* * *

Он-то думал, что всё уже кончилось –
по корчмам корчами,
по пивным визгами,
по трактирам лихим куражом.
А на камни кровь ближних брызнула,
Распластали планету мясницким ножом.
А потом – на углях…
Кто ты?
Галл или лях?
Кто ты?
Русич? Литвин?
Или?.. Или?..
Кем вы были, когда вас убили?

Он-то думал, что всё – уже,
все слова достигли ушей
и все души – последнего круга.
Наверху – темнота и разруха.

…А ребенку не надо врага.
Для него все родные, простые.
Он услышал: была Аблинга…
Тише.
Первая из Хатыней.

Он…
А вам ли кутаться в белое
и вещать: не убий… не лги…
Вы ведь столько уже понаделали
после пепла и слез Аблинги,
после пепла и слез Хатыни.
Верьте черному солнцу пустыни.
Разглагольствуя и лицемеря,
в лагерях разжигайте печи.
Это путь из зверей в звери.
Потому что фашизм вечен.

+1

5

АБЛИНГА

По столбам – рукотворная вязь,
погребальные письмена.
Ты не знал, что война началась.
Ты не знал, что такое – война.
………………..
Утро запахом пирогов
за порог к тебе пробралось.
Ты еще не дорос до врагов.
До оконца и то не дорос.

Ну а там, за оконцем, большой
мир, и скоро начнется игра.
Ну, а там, за оконцем, чужой
бродит, топая, по дворам.

Мама, я не хочу туда!
Мама, можно, я не пойду?
За околицей ждет беда.
Отвернусь – отведу беду.
……………...
Солнце спелое, цвета ржи
Озаряло и луг, и лес.
Ты не думал, что хочешь жить.
Просто чувствовал, что ты – есть.

В землю – лбом. Ну за что, за что?
Страх – он пахнет живой травой.
Перепуганный шепоток.
Мама, мама! Пойдем домой!
………………..
…След от пуль. По живому шов.
…Вязь узорная на столбе.
Ты все спишь. И снится тебе,
что ты жив. И уже большой.

+1

6

МОЛОДЫМ ВЕТЕРАНАМ

Если б научиться вас, вернувшихся
с полувзгляда различать в толпе!
Многие из вас - почти что юноши...
Если бы...
                     Тогда бы не корпеть
мне над каждой строчкою, а - петь,
зажигать огни тревожной памяти
и чеканить строгие слова.
Ну и что с того, что 'времена не те'?
Вам еще любимых целовать,
во дворе с гитарой и с подружкою
зори как 'до армии' встречать...
Но душа - не целое, а часть.

Ох, вы, ночи душные, недужные,
русские... а кажется, что - южные...
Хочется - не можется - молчать.
Ты навек не целое, а часть...
Да, опять весна. И снова - ранняя,
с каждым днем становится теплей.
Ты живешь, навылет в душу раненный.
Для души не купишь костылей.
Ну и что ж? Обычный с виду юноша,
возвращенный, только не вернувшийся,
по земле бредет, как по золе.

+1

7

МОСТ

Выбор прост.
Потому что - не выбор.
Есть приказ.
Вот он - мост. Ну а дальше - погост.
Мы могли б защищать этот мост. Мы могли бы...
Только нынче его защищает наш враг. Выбор прост.

Мост как мост.
Три опоры с настилом.
Есть приказ:
"Отстоять!" - значит, мы отстоим.
Есть приказ. А еще есть родные могилы.
"Мы вернемся!" - клялись мы покинутым предкам своим.

Вот он - мост.
В серой форме солдаты.
Есть приказ.
То есть каждый - умри иль убей.
И не верится нам, что когда-то, когда-то
Вдаль тянулись мосты, словно руки надежных друзей.

+1

8

ПАМЯТЬ

От Буга до Бога
ближе дорога,
чем до победного дня...
Лучше не трогать!
(Память что деготь).
Может, пора догонять
Сашку-комбата,
старшего брата
Витьку?
              Он умер вторым.
Первой - сестренка
младшая, Тонька...
Нет похоронки,
холмика нет,
нет обелиска...
Где же вы?
                   Близко.
(Память - порыв
ветра седого).
Где же вы?
                    Дома.
Где-то у Бреста.
Горнее место,
торная в небо тропа...

...Нет, не пропасть -
просто - уйти,
погостив,
и в горсти
унести
землю - влажный комочек.

Просто - простить
Внукам.
               Взрастил одиночек
с мелочной, мелкой
душой-однодневкой,
бабочкой пестрой.
Просто...
Лучше не трогать,
не искушать...

От Буга до Бога -
шаг.

+1

9

Посвящение А.П. Ермолову

Горе - в гору, а с горы - неведомо,
Может, мир, а может - новый бой.
Был вчера увенчан ты победою,
Ну а нынче - гордой сединой.

По серьгам сестрицам всем ли роздано?
Вечно дума с думой не в ладу.
Русская твердыня, крепость Грозная,
Поднялась у мира на виду.

Мир - немирный. Сердце мрет и мается,
Возвещает: черная гроза
Из предгорий тяжко поднимается,
Чтоб взорвать над Грозной небеса.

Так и жил. Не то чтоб настороженно,
Да настороже - хватало бед.
Но мундир - по форме, как положено.
Генерал! Хоть сразу  на портрет!

На портрете - властный и задумчивый.
Взгляд прицельный - выстрелом в упор.
А над ним нависло небо тучами,
Холодно белеют пики гор...

...Что нам проку - ахая да охая
Чаще поминать, чем вспоминать?
Горе - в гору. Грозною эпохою
В новый мир война идет опять.

+1

10

ТАНКИСТ

За все военные зимы
ни разу не был простужен,
ни разу не был простужен,
а вот контужен был дважды.
Последний из экипажа
обычной "тридцатьчетверки"
глядит по-прежнему зорко,
полвека мирного стажа
добавил к ратным годам,
добавил к ратным трудам.

Когда-то для сыновей
построил танк из фанеры.
Да только внукам, наверно,
таких игрушек не нужно,
у них фанерные души
и жестяные мечты,
надежды просты,
а память - пустырь.

Гранит. И Вечный огонь.
Каштанов белые свечи.
И все же вечное - вечно.
Один приходишь на встречу
теперь. Один из полка.
Последний из экипажа.
Последний.
           Страшно?
                    Не страшно.
Последний.
           Ноша легка.

+1

11

В ПОДЗЕМНОМ ПЕРЕХОДЕ

                  Вернувшимся

Она продавала живые цветы в переходе:
"Мужчина! Для вашей любимой - роскошный букет!"
А он пел о смерти, и значит  - о том, что не в моде,
Осколок Чеченской войны девятнадцати лет.

С утра и до вечера тихо он пел под гитару,
Звенели медяшки - ах-ах, сердобольный народ.
"Вот розы! Вот лилии! Дешево, чуть ли не даром!"
Шуршали цветные обертки под шелест банкнот.

Мимоходом -
По переходам.
Мимолетные "ох",
Мимолетные "ах".
Мимоходом -
По переходам.
Топчем земное
В прах.

Друг друга привычно в гудящей толпе узнавали,
С улыбкой кивали. Улыбка - дешевый товар.
Он вечером пил с мужиками в холодном подвале,
Она отправлялась с подругой в какой-нибудь бар.

Предзимние дни все короче, короче, короче,
И в жизни все меньше становится солнечных дней.
Букеты. Банкноты...
    Она ему нравилась очень.
Гитара. Медяшки...
    А он очень нравился ей.

Мимоходом -
По переходам.
Мимолетные "ох",
Мимолетные "ах".
Мимоходом -
По переходам.
Топчем земное
В прах.

Веселой капелью звенели медяшки в кармане,
Солидно скрипели банкноты в тугом кошельке.
Могло бы все быть, как в дешевом бульварном романе,
Да только журавль в небесах, а синица в руке.

"Вот розы! Вот лилии! Дешево, чуть ли не даром!
Мужчина! Для вашей любимой - роскошный букет!"
Банкноты, букеты...
    Постойте! А где же гитара?
Кадриль на гармошке играет чахоточный дед.

Мимоходом -
По переходам.
Мимолетные "ох",
Мимолетные "ах".
Мимоходом -
По переходам.
Топчем земное
В прах.

+1

12

9 Мая

Ты снова просыпаешься от крика:
"Цветник... Приём!.. Как слышно? Я - Гвоздика!..
Приём!.. Приём!.."
Светло, как днём.
За окоём
вздымается ракета... Пятьсот ракет - салюта гроздь.
А ты - лишь гость
на этом празднике - и в мире.
В пустой квартире
лишь ты и ночь - белым-бела.
А на краю стола -
бутылка, что едва почата.
Расплата
за неизвестные грехи...
Слова легки.
А мысли...
Эх, на небесном коромысле
слабо' нам затянуть петлю!..
Весь мир - "люблю" и "не люблю".
Ты - вне.
А на стене
То самое - единственное - фото:
"Афганка", АКС...
А что же - без?..
Мир без тебя, поди, не рухнет?
На кухне -
в полсотни ватт бессонный свет.
А в небе снова гроздь ракет -
Белым-белы, как знамя побежденных...
Среди твоих ночей бессонных
Нет ночи горше...
Ты отстал.
Он впереди - твой перевал.
А враг - везде и всюду.
Паук в углу. Немытая посуда...
А ты... а ты - случайный гость...
Красным-красна салюта гроздь.

+1

13

КУКУШКА

От Пскова до Кушки
былые солдаты,
солдаты Кундуза,
солдаты Герата,
поют о кукушке -
эх, щедрость без меры!
А годы - обуза,
безмолвны и серы.
В прокуренном доме -
лишь фото в альбоме
да песни... Что - песни?
От старой болезни
излечат,
избавят?..
А песни - как встречи.
А песни - как память.
Эх, память-старушка,
пришла ты недаром!
Давай о кукушке
споем под гитару.

0

14

ОПАЛЁННЫЙ...

Опалённый. Оплеванный.
Окрылённый. Прикованный -
всё препонами да законами,
да заботами-льготами, да...
Никогда!
Никогда
не удержишь огонь - в ладонях,
не удержишь легенду - в пределах.

Вы, радетели, всё бы радели!
Между тем - карманы бездонны,
между тем - втихаря замарали мораль
и поставили на кон закон.
Правят бал
вор и враль.
Обыватели слушают звон.
К оглушённой душе
не пробьются ни шёпот, ни крик...

Ты - боец. Ты держаться за землю, за воздух привык.
Удержись! Удержись на своём рубеже.

0

15

***

От первого шага
До третьего тоста...
Была бы отвага
А с нею всё просто.

Ты видишь - к удаче
И зори, и звезды?..
А кто-то оплачет,
Проводит к погосту.

Была бы простая,
Как воздух, удача...
Сынок подрастает.
Соседки судачат.

Жена собирает
Медали в шкатулку...
Три шага до рая -
Спокойно и гулко.

Хмельная ватага
Поднимет по третьей...
Удаче с отвагой
Нет места на свете.

0

16

МАРКИ ДЛЯ МАРТЫ, или НАСТОЯЩИЙ АРИЕЦ

1. Призывник

Я простой работяга.
Строитель,
как отец мой и дед.
Ну а вы мне о долге твердите.
Бред!
Я - простой работяга,
что мне ваша отвага
и арийская честь?
Это всё - для солдата.
Мне чужого не надо!
В доме есть, что поесть,
потрудился - и кушай с охотою.
Вот немножко еще поработаю,
получу от хозяина марки -
будет шубка у Марты,
фрау любят меха.
А пока
пусть походит в жакете...
Дети?
Дети есть, разумеется. Магда и Фриц.
А еще есть породистый шпиц,
подарили соседи.
Но дети
любят птиц.
И кошек...
Что хозяин?
Хозяин хороший.
И семья у него - отличные люди!..
Юден?
Что вы! Невероятно!
Деньги платит всегда аккуратно,
и пособия, если кто болен.
Обе дочки его - настоящие фройлен.
Даже сына Адольфом назвал, между прочим,
в честь нашего фюрера, как говорят...
...Что вы, что вы! Я просто рабочий!..

Был - рабочий.
           А стал - настоящий солдат.

2. Солдат
Надевай шинель -
и шнель-шнель
дранг нах Остен,
в гости
под Полтаву
к русским фрау.
Говорят, полтавские куры
золотые яйца несут.
Мы - несем культуру.
Зер гут!
Мы идем под Полтаву
не ради забавы.
Говорят, полтавские фройлен -
будьте довольны!
просто кровь с молоком.
Наш солдат всей Европе знаком.
Покоритель! Победитель!
Поглядите:
на груди - железный крест.
Мы несем прогресс!
(Будет Марте и шляпка, и шубка,
и дом под Полтавой...)
Изопьем из победного кубка
славы!..

...И лежим в полях
под Полтавой
мы, солдаты железной державы.
А над нами - Чумацкий шлях.

0

17

ОН

               
                          Сообщение в газете: в городе Орле
                          рабочие, прокладывая траншею,
                          обнаружили немецкое кладбище
                          периода оккупации...

Не истлели древние страницы.
Я читаю: "Кто придет с мечом..."
Кем он был - солдатом иль убийцей,
Мучеником или палачом?

Кем он был, упавший в дымном поле
За ограду обгоревшей ржи?
Кем он был? Героем - поневоле?
Или подлецом - от всей души?

Кто он? Чей-то рыцарь ясноглазый,
Чей-то доморощенный амур?
Или волк, что по сараям лазал,
Резал скот, охотился на кур?

Тот ли, кто, покорствуя призыву,
Пролил кровь... свою лишь только кровь?
Тот ли, кто, оскалившись глумливо,
Отнял у других семью и кров?

Тот ли, кто стеснительно и робко
Детям, русским детям, хлеба дал?
Тот ли, кто людьми насытил топки
И навек охрип от вопля: "Хайль!"

Кто он? Тот, кто брел по бездорожью,
Ужасом, как пламенем, объят?
Или тот, кто, упиваясь ложью,
Создал на земле кровавый ад?

Кто он?
             Тот, кто преступил границы,
Кто пришел - и понял, что почем...
Не истлели древние страницы.
Я читаю: "Кто придет с мечом..."

0

18

ОН

               
                          Сообщение в газете: в городе Орле
                          рабочие, прокладывая траншею,
                          обнаружили немецкое кладбище
                          периода оккупации...

Не истлели древние страницы.
Я читаю: "Кто придет с мечом..."
Кем он был - солдатом иль убийцей,
Мучеником или палачом?

Кем он был, упавший в дымном поле
За ограду обгоревшей ржи?
Кем он был? Героем - поневоле?
Или подлецом - от всей души?

Кто он? Чей-то рыцарь ясноглазый,
Чей-то доморощенный амур?
Или волк, что по сараям лазал,
Резал скот, охотился на кур?

Тот ли, кто, покорствуя призыву,
Пролил кровь... свою лишь только кровь?
Тот ли, кто, оскалившись глумливо,
Отнял у других семью и кров?

Тот ли, кто стеснительно и робко
Детям, русским детям, хлеба дал?
Тот ли, кто людьми насытил топки
И навек охрип от вопля: "Хайль!"

Кто он? Тот, кто брел по бездорожью,
Ужасом, как пламенем, объят?
Или тот, кто, упиваясь ложью,
Создал на земле кровавый ад?

Кто он?
             Тот, кто преступил границы,
Кто пришел - и понял, что почем...
Не истлели древние страницы.
Я читаю: "Кто придет с мечом..."

+1

19

ВОЕННОПЛЕННЫЙ
(МОНОЛОГ ГОРОЖАНИНА)

Эх, на небе ни тучки,
теплынь...
Короче - зер гут.
Ты тужурку-то скинь
и берись посподручней.
Ну, чего ты вздыхаешь?
Тебя ж ведь не бьют,
и еда неплохая,
и одет, и обут...
Ну а Гитлер капут -
не беда.
Для тебя же и лучше, балда!
Понимаешь? Ферштейн?
Не кормить, значит, вшей
по окопам
ни тебе, ни другим.
Знай живи да работай.
Да только мозги береги.
Брехунов-то навалом.
Ну а ты неплохой, вижу, малый,
работящий, неглупый... Ну да...
И откуда ж берутся тогда
эти ваши Адольфы со сворой?
Ну да ладно, к чему разговоры!
Жизнь есть жизнь...
Ты-то, вижу, в чинах небольших,
невелик и немал.
Ты ломал? Ведь ломал?
А теперь будешь строить.
Эк, поди ж ты, герои!..
Ну да ты не журись.
Жизнь есть жизнь...
А у нас-то за битого, слышь,
                            двух небитых дают...
А теплынь-то какая!.. Не понял?..
                                 Ну, то есть, зер гут!

0

20

ЧЁРНОЕ СОЛНЦЕ

Я пишу о войне, потому что ее по ночам
вИжу я:
от земли до небес простирается чад,
ну а в небе недобрым огнём солнце выжжено.
Солнце чёрное,
что картошка, в золе запечённая.

Три зимы,
три невзгоды подряд
из-под мёртвого снега, из мёрзлой земли
будут руки голодных ребят
доставать клубеньки сизо-чёрные...

Горнами
прозвенело тревожное: "Слушайте все!"
Солнцу чёрному в небе висеть
нелегко.
А рукой
не достать, не отмыть, чтоб сияло.
У вокзала
на площади - люди.
В небесах - репродуктора круг
солнцем черным,
бедой закопчённым.

Хоть бы дождик пошел, он отмоет, остудит...
Рук
протянуты сотни...
Эх, достать бы, отмыть, чтоб сияло. Но нет, не сегодня.
Не сегодня, не завтра. И все же прекрасней, чем было
на мундире небес воссияет однажды светило...

...........................
Я пишу о войне, потому что ее по ночам
вИжу я:
от земли до небес простирается чад,
ну а в небе недобрым огнём солнце выжжено.

+1

21

ПОСВЯЩЕНИЕ ОЛЬГЕ БЕРГГОЛЬЦ

Бло-ка-да.
Блок-ада.
Адский жар и холод смертельный.
Человек в объятиях снегопада.
На пределе. И - запредельный.
Но - идёт.
  И движутся мысли.
Отстают, догоняют...
Хорошо - не грызут. А ведь грызли.
Человек - не сухарь...
          В трамвае -
только ветер оголодавший,
и даже
он движется еле-еле,
а метели
маршируют на месте,
не замерзнуть чтобы.

Гроб за гробом вереницею по сугробам.
Уже не страшно?
В черно-белом пейзаже
алым всполохом -
страх.
Злейший враг.
Значит, нужно держать на запоре
сердце.
Немногословно горе.
Голод - молчалив.

Белый залив.
Белые сумерки...
А дожить бы до белых ночей!
Чей ты, город? Ничей?
Мой!
    Обрученный со мною этим блокадным кольцом!
Ты не станешь вдовцом!
Метроном. И звон колокольный.
Нет, не страшно - уже. И не больно
почти...
Идти! Надо идти!

В этом городе нет посторонних.
Мы храним и хороним,
как всегда, молчаливы в беде.
Передовая - везде.
Ведь в судьбе
нет ни фронта, ни тыла.
Есть, что есть.
               А ещё - то, что было.
На столпе
ангел белый раскинул крыла...
Кто сказал: я - была?
Я - здесь.
Я весть:
будем жить!

+1

22

ЧЕТВЕРТАЯ БЕРЕЗА
             
На гробы не строгали доски -
хоронить-то нечего.
Да и - некому.

А каратель рубил березки,
сотоварища увековечивал.
К небу серому, к небу ветхому
всё тянулись кресты да не падали.
Прорасти бы им...
                  Только - надо ли?

По весне-красне прорасти бы им
молодой листвой, не быльем седым...
Черным пеплом земля припорошена.
Прорасти...
           На пределе возможного.
А весна-то - пришла.
                     Не из прошлого ль?
На крестах что листва - клочковатый дым...
...Прорасти бы им, прорасти бы им,
умерщвленным рукою вражьей!

А весна все бредет овражками,
а весна все бредет погостами,
ранит ступни камнями острыми,
обжигается...
             Скоро ль остынет
Черный пепел спаленной Хатыни?
Скоро ль в поле, где черные трубы,
забелеют надеждою cрубы
и потянется к небу домашний дымок?
Человек пережил, перемог,
переплакал отчаянье... или
те, что умерли здесь...
                        те, что жили
заселят свой безрадостный край,
и заплачут они колокольно
над березовой рощей, над полем...

И уже не колхозный сарай -
а гранитная черная стела...

Три березы, пронзительно-белых,
а четвертая лунка пуста и черна.
И тревожно застыла весна.
    20.03.201

+2

23

В ИЮНЕ

Бог не выдал, свинья не съела.
Значит, мы еще повоюем.
Белый свет по-прежнему белый,
Даже этой ночью в июне.

Я, как прежде, вошел тихонько
В старый дом, по-прежнему мирный.
Звездным светом ветка жасмина
Озарила мой подоконник.

Я пришел по звездной дороге
Повидать своих домочадцев.
Год Победы. Двадцать второе.
Я вернулся домой. Попрощаться.

+1

24

ЛЕНИНГРАД. ЗИМА 1943 ГОДА

Нева -
ледяная вдова.
Глаза голодного льва
медные. Бедная-непобедная медь.
Смерть-круговерть
ходит вокруг да около,
тощая, кособокая.
Круг сужается.
Жалится
по привычке мороз...
Домашний... Нет, одичал...
Брось
в прорубь свою печаль!
Тяжкая. Не всплывет.
Жжется. Растопит лед.
Скоро весна. Сорок третий.
Горе сильнее смерти.
Жизни круговорот.
Скоро весна.
Сорок третий год.

+2

25

ХАТЫНЬ

Хатынь -
хатки да тын,
запах мятный, медвяный.
Жизнь - была.

Раной
черной земля запеклась.
Памяти мертвый пласт.
Рдеют в траве цветы.

И - ни кола, ни двора,
только ветра,
только колокола -
маятники беды.

+2

26

* * *
Это гремит ведро.
Гулкая пустота.
Это поет добро.
Злоба не налита.

Ты не о том мечтал,
черпая решетом?..
…Пулей пробит металл.
Вот оно, значит, что…

Отредактировано Цинни (2014-10-22 14:46:32)

+4

27

Браво, Елена!

0

28

ЖИЛИ

Жили.
Вырастили детей.
Нахватались чужих идей –
не растратили.
И одна лишь беда – молва.
Чтоб никто не смел толковать,
на железных дверях сто замков ладили.

Всё собрать для своих детей.
Всё укрыть от чужих людей.
А идеи прячут ли под кроватями?
Хоть сегодня – возьми да брось.
Хлоп!
Идеи пошли вразнос.
А навстречу – беды лихими ратями.

Жили.
Вырастили детей.
И добра им дали – владей
хитроватее!
И не жди от добра – добра.
Не в кармане –в душе дыра.
Трех сынов растили.
Выросли
три карателя.
08.01.2015

+2

29

Собственную тему открывать смысла нет.

Позвольте здесь. Единожды.

Странная Ассоциация.

Мы больше не будем "свободными эльфами"!
И гоблин смывает "окраску" свою.
Уже борода неудобна для Гэндальфа,
Моложе он лет не немного. Чуть-чуть.

И "орки" стадами, естественно, с "матами",
Дубины отбросив, на щетки сменяв,
Тихонько встают перед военкоматами.
И лишь обсуждают: Кто взят? Кто не взят?

И всякий "невнявший" вдруг внял. Бес - покоится.
И выбрал себе: что убрать, что сместить.

Такая история встретится? Вскоре ли?
Не знаю. Но, что-то в ней есть. Может быть.

+1


Вы здесь » Книги - Империи » Полигон. Поэзия » Антифашистский сборник